Путешествие по подземной реке Неглинке.

Немного истории.

Река-ведьма, река-затворница, как только не называют Неглинку, которая течет в самом центре Москвы. Неглинка — уникальное явление. В том смысле, что все об этой реке знают, но никто ее не видел, так как первый участок русла был заключён в трубу еще в 1819 году.

Неглинка берет начало у Марьиной рощи и течет к Кремлю! Её русло лежит по улицам:

  1. Стрелецкой
  2. Новосущевской
  3. Цветным бульваром
  4. Трубной площадью
  5. Неглинкой
  6. Театральной площадью
  7. Александровским садом

Карта 1739 года

Согласно одной версии река получила свое название из-за топей, болот в её русле. Неглинок-болотце, болотистое место с ключами. По другой версии название реки произошло от песчаного, =неглинистого дна=.

Река Неглинка пополнялась притоками:

  1. Ручей из Бутырского пруда
  2. Ручей из Антроповых ям
  3. Река Белая
  4. Река Трубная
  5. Ручей из Козьего болота
  6. Ручей с охотного ряда
  7. Река Напрудная
  8. Ручей из Даева пруда

Река Неглинка знаменита своей богатой историей. Впервые она упоминается в письменных источниках 1401 года. В древние времена она была важным средством речного сообщения, а также защищала Кремль от нападений с запада и северо-запада. В прошлом воды ее были чистыми, река славилась богатым рыбным промыслом. В 16-м веке на реке было сооружено 6 прудов, строились плотины и мельницы.

Лубяной торг на Неглинке  А. Васнецов

Мельницы на реке Неглинке.

 

Во время Северной войны опасаясь наступления шведской армии на Москву, по приказу Петра Первого для защиты Кремля и Китай-города построили оборонительные сооружения треугольной формы- болверки. Вдоль реки Неглинки возвели пять болверков:  Боровицкий, Неглинный, Троицкий, Никитский и Воскресенский. Однако шведы повернули на Украину и были разбиты под Полтавой, возведенные укрепления оказались не востребованы и были снесены.

 

Через Неглинку было перекинуто четыре моста — Кузнецкий, Петровский, (на месте Малого театра), Воскресенский (возле бывших Воскресенских ворот Китай-Города) и Троицкий. Последний жив до сих пор и соединяет Троицкую башню с Кутафьей.

Кузнецкий мост через Неглинку.

 

Мост сохранился до сих пор и соединяет Троицкую башню с Кутафьей.

 

По плану Екатерины II в 1775 году должны были заключить реку Неглинную в открытый канал, по берегам устроить бульвары для гулянья, а по восточному берегу реки проложить из Мытищ до Кузнецкого моста водопровод с фонтанами.

В 1791-92 г.г. по проекту инженера И. Герарда был проложен канал шириной около 2 м к востоку от старого русла реки, которое потом было засыпано землей. Под Трубной площадью река шла в подземном тоннеле (“трубе”).

После пожара 1812 года “Комиссия для строения города Москвы” постановила: «открытый канал с бассейнами по недостаточному в нем течению воды от накопившейся нечистоты, производящей неприятность в воздухе, перекрыв арками, засыпать». Это было осуществлено в 1817-19 г.г. Работы по сооружению подземного ложа проводил геодезист, градостроитель, военный инженер Е. Г. Челиев. Земля на засыпку трубы была взята из земляных укреплений Кремлевской стены, которые в то время сносились за ненадобностью. С тех пор часть Неглинной от Самотечной улицы до устья течет под землей, а берега бывшего канала превратились в улицу Неглинную.

Во второй половине XIX века коллектор Неглинной уже не справлялся с потоком. Ситуация усугублялась тем, что владельцы стоявших рядом домов устраивали самовольные врезки, через которые сбрасывали в реку нечистоты. В 1886-87 г.г. под руководством инженера Н. М. Левачёва был произведен капитальный ремонт и переустройство трубы на всем ее протяжении. Тоннель был разделен на три участка, на каждом из которых свод коллектора и мостовая были раскрыты в 12 местах. Вода из тоннеля с помощью насосов была отведена в деревянные, обшитые железом лотки, подвешенные на высоте 1,5 аршина над дном канала. При реконструкции тоннель был расчищен, стены оштукатурены, дно углублено и выполнено в виде обратного свода, лоток выложен белым тарусским камнем.

Наводнение 1908 г.

 

В 1906 году от Самотечной площади до Сущевского вала была убрана под землю часть Неглинной в верхнем течении и ее приток – речка Напрудная. В 1910-14 г.г. участки, находящиеся в аварийном состоянии, вновь подверглись капитальному ремонту. Тогда по проекту инженера М. П. Щекотова был построен участок параболического сечения длиной 117 м рядом с гостиницей “Метрополь” и Малым театром. Высота его составляет 3,6 метра, ширина – 5,75 метра. Для своего времени это был блестящий инженерный проект, по гидротехническим свойствам не уступающий современным нормам. По этому образцу планировалось перестроить весь коллектор Неглинной, но производству работ помешала Первая мировая война. Этот участок коллектора сейчас носит негласное название “Щекотовский тоннель”.

Старый коллектор Неглинной, несмотря на реконструкцию некоторых участков, не справлялся с усиливающимся во время ливневых дождей потоком. Подтопления происходили в 1949,1956,1960 годах. А ливни, прошедшие 14 и 25 июля 1965 года вызвали затопления центральной части города на площади более 25 гектаров. Поэтому в 1966 году щитовым способом был построен новый коллектор под Зарядьем, завершающийся новым водовыпуском. Старое русло под Александровским садом стало дублирующим. Затопления территории значительно уменьшились, но не прекратились.

60-е годы

 

После потопов, вызванных ливнями 7 июля и 9 августа 1973 года, власти Москвы приняли решение о строительстве нового коллектора реки Неглинной. Он был поэтапно построен с 1974 по 1989 год от улицы Дурова до гостиницы Метрополь, с использованием оригинального “полущитового” метода. Тогда же дублирующее старое русло реки от Театральной площади до Москвы-реки было усилено при помощи устройства железобетонной рубашки. Старый участок от Самотечной площади до Трубной с тех пор практически не используется, а тоннель от Трубной площади до Театральной переоборудован под кабельный коллектор.

Строительство нового коллектора из сборных железобетонных элементов. 1974-75 г.г.

 

Формально с именем Неглинки связан и проект, реализованный в 1996 г. на Манежной площади, где якобы старый участок реки был выведен наружу. На самом деле это искусственный водоем замкнутого цикла, течение в котором поддерживается искусственным путем. Старый участок находится на прежнем месте под Александровским садом.

В начале 2000-х была сделана попытка построить санитарно-технический коллектор для нужд метрополитена от Трубной площади до Сретенки. Первый шахтный ствол был совмещен со старым руслом Неглинной. Но уже в самом начале Рождественского бульвара проходческий щит уткнулся в плывун и застрял в нем намертво. Строители попытались заморозить грунт, но это не дало нужного эффекта. Долгие годы строительство было законсервировано, а в начале 2014 года последний оставшийся ствол по-быстрому закопали, а площадке вокруг него вернули первозданный вид – газона на Бульварном кольце.

Современные ремонтные работы на Неглинке.

 

Несколько мрачных легенд о реке Неглинке.

Легенда первая. Тайная экспедиция.

Во времена Екатерины недалеко от Кузнецкого моста через Неглинку была тайная экспедиция- учреждение, расследовавшее государственные преступления. Руководил им Степан Шешковский- человек невзрачной наружности, но лютой жестокости. Молва о нем была такова, что при его появлении люди падали в обморок. В застенках этого мрачного заведения мучили, пытали людей. А потом они бесследно исчезали. Их трупы просто спускали в воды протекающей реки. Шешковский собственноручно замучил более тысячи человек.

Рис. Тайная экспедиция.

Легенда вторая. Салтычиха.

Имение помещицы Дарьи Салтыковой располагалось по берегу Неглинки. Эта женщина вошла в историю как первый серийный убийца. Уродливая внешность удручала Салтычиху. Она люто ненавидела женщин, которые были красивее её. То есть, всех женщин. Она засекла и убила 139 крепостных девушек. Дарья верила в то, что воды Неглинки обладают волшебной силой. Раз в неделю в полночь она спускалась к реке и умывала лицо. Но река её не осчастливила красотой. И Салтычиха продолжала свои бесчинства. Остановило её только расследование самой императрицы Екатерины Второй. Она назвала помещицу уродом рода человеческого.

Дарья Салтыкова (Салтычиха ).

Легенда третья. Сандуны.

Актер Сила Сандунов, женившись на певице Елизавете Урановой, задумал купить землю в районе Неглинки. Жена отговаривала его, боясь дурной славы этих мест. Цыганка, к которой пошла Лиза, подтвердила её опасения. Но Сандунов только посмеялся над страхами жены. Мало того, он построил бани на берегу Неглинки. За то что нечистоты из бань стали сливать в реку, Неглинка отомстила владельцу бань. Семейная жизнь его не была счастливой. Супруги развелись, а бани переходили из рук в руки, так и не давая благополучия своим многочисленным хозяевам.

Таких таинственных историй можно привести еще немало. В начале двадцатого века во время спектакля пол на сцене Большого театра вдруг провалился. Зрители бросились вон, создавая давку и панику. Это и загадочный пожар в гостинице Метрополь, построенной промышленником Саввой Мамонтовым. И странное самоубийство поручика Ганецкого.

 

Мэр Москвы Юрий лужков побывал на реке Неглинке под зданием Большого театра. И через 5 месяцев лишился своего поста.

Несколько слов о Гиляровском.

Служа в редакции = Вечерней Москвы =, Владимир Алексеевич Гиляровский несколько раз побывал во всех подземных тоннелях Неглинки, при том, что высота отдельных из них не превышает метра, а писатель был под два метра ростом. Помимо книги о Москве и её жителях, Гиляровский написал серию очерков о подземной жизни столицы, благодаря чему в 1926 году Моссовет принял постановление об очистке забитого хламом русла Неглинки. Сам писатель назвал этот документ эпилогом своих статей в общегородской газете.

Владимир Алексеевич Гиляровский.

Вот и мы решили узнать тайны реки Неглинки. Правда ли, что там обитают гигантские крысы-мутанты, огромные белые тараканы, растет светящийся мох, везде норы подземных существ, да и приведения толпами ходят. А еще будем иногда сравнивать текст из книги = Москва и москвичи = Гиляровского с современным положением реки. Текст автора будет выделен красным цветом.

И так начнем…

Наша точка залаза ( на языке диггеров залаз- это незаметный проход на обьект ) располагалась на Самотечном бульваре. Точное место через которое мы опустились под землю указывать нельзя- иначе коммунальщики мигом проход закроют. Я честно говоря, ожидал увидеть более укромное место.

Расположившись на ближайшей лавочке, стали облачаться в бахилы от армейского костюма химзащиты. Вещь крайне не удобная для длительных переходов, крепятся они на подвязках к поясу, конечно не так эротично как чулки у стриптизерши.  Проверили мощные светодиодные фонари и начали спуск. Единственное о чем я пожалел, это перчатки, надо было брать не тряпичные, а непромокаемые. Сопровождавший нас диггер сначала подсвечивал сверху скользкие и ржавые скобы, а потом нырнул вслед за нами, ловко задвинув чугунный люк.

И вот в жаркий июльский день мы подняли против дома Малюшкина, близ Самотеки, железную решетку спускного колодца, опустили туда лестницу. Никто не обратил внимания на нашу операцию. Я подтянул выше мои охотничьи сапоги, застегнул на все пуговицы кожаный пиджак и стал спускаться. Локти и плечи задевали за стенки трубы. Руками приходилось крепко держаться за грязные ступени отвесно стоявшей, качающейся лестницы. С каждым шагом вниз зловонье становилось все сильнее и сильнее. Холодная, до костей пронизывающая сырость охватила меня. Становилось жутко. Наконец я опустился на последнюю ступеньку и осторожно опуская ногу, почувствовал, как о носок сапога зашуршала струя воды. Я остался один в этом замурованном склепе и прошел по колено в бурлящей воде шагов десять. Остановился. Кругом меня был мрак. Мрак непроницаемый, полнейшее отсутствие света. Я повертывал голову во все стороны, но глаз мой ничего не различал.

Гиляровский очень мрачно описывает спуск к Неглинке, у нас прошло все намного позитивней.

 

Коллектор действительно не имеет никакого освещения, но мощных фонарей в узком тоннеле вполне достаточно.

 

В современную Неглинку не попадает ничего, кроме родниковой воды, поступающей в русло через керамические трубы. Диггеры уверяют, что её спокойно можно пить.

 

Дно коллектора лишь слегка замыто песком. Никакого зловония, кроме затхлого запаха влажного кирпича, теперь не осталось. Весеннее половодье и ливневые паводки, когда вода поднимается высоко, смывают все случайно попадающие сквозь ливневые решетки загрязнения.

На стене отчетливо видно до какого уровня может подниматься вода.

 

А вот влажность в коллекторе избыточная. Фотографировать приходилось на задержке дыхания, чтобы выдыхаемый пар не туманил картинку.

Мы пошли вперед по глубокой воде, обходя по временам водопады стоков с улиц, гудевшие под ногами. Вдруг страшный грохот, будто от рушащихся зданий, заставил меня вздрогнуть. Это над нами проехала телега. Я вспомнил подобный грохот при моем путешествии в тоннель артезианского колодца, но здесь он был несравнимо сильнее. Все чаще и чаще над моей головой гремели экипажи. С помощью лампочки я осмотрел стены подземелья, сырые, покрытые густой слизью. Мы долго шли, местами погружаясь в глубокую тину или невылазную, зловонную жидкую грязь, местами наклонясь, так как заносы грязи были настолько высоки, что невозможно было идти прямо- приходилось нагибаться и все же при этом я доставал головой и плечами свод. Ноги проваливались в грязь, натыкаясь иногда на что-то плотное. Все это заплыло жидкой грязью, рассмотреть нельзя было, да и до того ли было.

Грохот автомобильных колес, с огромной скоростью проскакивающих люки и решетки, сначала действительно пугал. Было ощущение, что наверху постоянно что-то взрывается. Потом к этому начинаешь привыкать, а через пару километров коллектор уходит на значительную глубину, и шумы сверху вообще перестают доноситься.

 

Коллекторы находятся в приличном состоянии. За ними следят, специалисты спускаются сюда с проверкой несколько раз в год. При необходимости выполняются различные ремонты и очистки. Да и диггеры помогают. Несколько лет назад из одного ресторана на Самотечной площади вдруг спустилась труба, через которую стали поступать канализационные стоки. Продолжалось это неделю, после чего диггеры заткнули трубу монтажной пеной. Что произошло дальше в ресторане, остается только догадываться.

 

Я ковырнул ногой, и под моим сапогом что – то запружинило… Перешагнули кучу и пошли дальше. В одном из таких заносов мне удалось рассмотреть до половины занесенный илом труп громадного дога. Особенно трудно было перебраться через последний занос перед выходом к Трубной площади, где ожидала нас лестница. Здесь грязь была особенно густа, и что – то все время скользило под ногами. Об этом боязно было думать.

 

А Федю все – таки прорвало:

 

– Верно говорю: по людям ходим.

В 20-е годы прошлого столетия Москва была весьма криминальным городом. Особенно славились слободки, населённые рабочим людом. Проигравшихся в карты действительно иногда сбрасывали в Неглинку. Сейчас такого кошмара конечно же нет.

Больше нигде в мире нет таких труб, представляющих в сечении куриное яйцо, стоящее на остром конце. Возьмите яйцо в руку и попробуйте его раздавить простым нажатием ладони. Вряд ли получится. Так же и эти коллекторы без малейшего ущерба выдерживали и фундаменты вновь возводимых зданий, и бронетанковые парады, и даже бомбежки во время Великой Отечественной войны.

Развилка тоннелей, это слияние с другой речкой- Напрудной.

 

В какой-то момент тоннель вдруг меняется- он становится полностью оштукатуренным и на полу появляется мраморная облицовка. Довольно странно, такой декоративный и дорогой камень использовать для канализации. Оказывается Екатерина Вторая в свое время приказала пустить Неглинку по красивому каналу, начиная с Земляного города- то есть Садового кольца сейчас, облицованному этим камнем. Это было сделано в 1789-91 годах. До наших дней сохранился лишь небольшой кусочек этого коллектора. Так как при глобальной реконструкции центра Москвы 1817-1820 годов, Неглинку вообще пустили по подземной трубе, а высвободившийся облицовочный камень архитектор Бове использовал для оформления подпорной стенки собора Василия Блаженного, и ограждения Александровского сада.

Чтобы вода, капая из боковых труб не разрушала камень, под каждой из них положен кусок железа, о который эти капли дробятся.

 

Корни дерева проросли через сток.

 

Кое-где коллектор изрядно подпорчен современными строителями.

 

Разновидность местной флоры.

 

В некоторых местах приходилось и нагибаться.

 

Дальше движемся по новому коллектору. Он был проложен от Трубной площади к Охотному ряду в 70 годах. Это просторный тоннель шириной метров 5, по центральной части которого бежит вода. Двигаться можно по тротуару у стен коллектора.

 

Секретные чертежи древних строителей.

 

Я чего-то не к месту вспомнил Метро 2033 Дмитрия Глуховского.

 

 

Капли на потолке создают эффект космических галактик.

Такой вот веревочный спуск.

 

Развилка в которой сходятся современный и дореволюционный коллектор образует небольшую комнатку. Это главное тусовочное место в этих коллекторах, называется = патисон =.

 

В = патиссоне = Празднуют диггерский Новый год и дни рождения, устраивают вечеринки, жарят шашлыки, слушают музыку.

 

Остатки узкоколейных рельс в старом коллекторе.

 

Двигаемся дальше.

 

А я так надеялся что приведение настоящее.

 

= Поворот не туда =

 

Наскальные надписи.

 

Даже такая тяжелая вещь как канализационный люк перемещается водой все ниже и ниже по течению.

 

По  таким лестницам лучше наверх не подниматься.

 

Дальше начинается та самая = тропа Гиляровского =, наиболее красивое место в Неглинке. Хотя, если судить по воспоминаниям самого Гиляровского, тогда он так не считал.

 

Это эллиптический кирпичный коллектор, с сечением 7х4 м. Форма дна коллектора сделана таким образом, что сбоку при низком уровне воды остаются тротуары для пешеходов ( аналогично и в новом коллекторе). Хочется думать, что это сделано для нашего удобства, но в реальности- для того, чтобы не забивались стоки.

 

Коллектор производит грандиозное впечатление- кирпичи тщательно подогнаны друг к другу.

 

Красивейший кирпичный свод.

 

Лестница к свободе.

 

Теперь обратная дорога.

 

Мы пришли к выходу смертельно усталые, но на наших лицах играла смелая улыбка победителей.

Дошагали в этой вони до первого колодца и наткнулись на спущенную лестницу. Я поднял голову, обрадовался голубому небу:

– Ну, целы? Вылазь! Загудел сверху голос.

Сложно представить, что эта решетка вентиляционной шахты прямо посреди Трубной площади и есть выход из подземной реки.

Обратите внимание на здание с башенкой. Это знаменитый ресторан = Эрмитаж =, тот в котором работал Оливье.

Подводя итог, скажу что, ни одного мутанта или приведения ( о которых так много написано на просторах интернета), даже обычных крыс, замечено не было. Грибы растут, но не светятся. Гигантских тараканов нет.

Ни какой мистики. Хотя….

 

Немного юмора.

Путешествие по подземной реке Неглинке.: Один комментарий

  1. А то многие, в том числе и я, по началу не обратил
    на это внимание.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.